Семейные расстановки по Хеллингеру, примеры из практики

Опубликован 21 апреля, 2011 Раздел психология

Примеры из семинаров семейных расстановок Хеллингера

Существенной основой системных коллизий является тот факт, что все то, что в семейной системе не прожито до конца; то, что было напрасно предотвращено; то, что было исключено, в принудительном порядке каким-либо способом хочет быть. Это может быть, например:

– Не прожитые чувства – такие как горе, утрата и скорбь; умерший ребенок; исключенные и забытые члены системы. Это может выражаться в депрессии, например.

– Не прочувствованная любовь хочет стать признанной, например, слезами или сердечными проблемами.

– На того, кому не оказано должное уважение или признание указывает, например, что кто-то из членов системы живет похожей на него жизнью или ведет себя таким образом, как и тот, кому в этом признании отказано.

Как можно объяснять этот феномен?

Имеется наряду с личной совестью, которую чувствует человек, и совесть семейной системы – коллективная совесть.

Мы воспринимаем личную совесть через ощущение долга (вины) или невиновности. Мы чувствуем себя виновными, если мы взяли от кого-то слишком много или если мы отказали кому-то в чем-то, или не можем вернуть это. Мы ищем тогда возможность уравновешивания. Невиновными мы чувствуем себя, если отношения в «брать и давать» уравновешены. При долге и невиновности речь идет о личном балансе в обмене с другим человеком. Для коллективной совести у нас нет органа восприятия. Эмоциональное восприятие коллективной совести невозможно без помощи со стороны. Тем не менее, неосознанно мы следуем за коллективной совестью. Здесь это тоже дает потребность в уравновешивании относительно всей семейной системы. Таким образом, внучка неосознанно хочет выполнить уравновешивание для бабушки в ее трудной судьбе или сын может повторять негативное поведение отца, хотя внешне его отрицает.

Эти отношения не являются непосредственными, мы можем обнаружить их только по поведению человека или в результате его поведения. Коллективная совесть заботится, например, о том, чтобы Непрожитое, Непрочувствованное, Неуважаемое было прожито и уважено. Она напоминает о тех, кто пострадал и о тех, с кем поступили несправедливо.

Коллективная совесть заботится таким образом об уравновешивании в Семейной системе (даже путем формирования проблем и симптомов) и одновременно служит процессу выздоровления системы.

Мы, прежде всего для того, живем на свете, чтобы передавать жизнь или способствовать тому, чтобы мир сохранялся, и каждый мог бы идти вместе с жизнью вперед. Только тогда мы способны развивать наш потенциал свободно и жить свою собственную наполненную жизнь.

Всегда, когда поведение человека в определенном контексте необычно в самом верном смысле слова, несколько странно, повторяются одни и те же ситуации – стоит спрашивать о системных отношениях.

Здесь помогают часто следующие вопросы:

К кому это чувство или поведение принадлежит?

Для какого лица это поведение было правильно или рационально?

В какое время и в каком контексте это поведение было бы хорошо / рационально / полезно?

У кого было такое поведение / симптом?

Тяжелые ноги

У женщины примерно сорока лет есть трудности с движением и, прежде всего, с подъемом по лестнице. Можно видеть, что она передвигается медлительно, словно она преодолевает огромное сопротивление. Ее плечи опущены и у нее смиренное, ворчливое выражение лица. Медицинские причины не были найдены.

В семейной расстановке обнаружилось, что она идентифицирована с двоюродной бабушкой, сестрой ее дедушки.

Эта двоюродная бабушка родила внебрачного ребенка. До бракосочетания с отцом ребенка дело не дошло. Для семьи дедушки это был позор, который они не могли перенести. Тем более что дедушка владел большой столярной мастерской и считался уважаемым мужчиной. Он выделил своей сестре с ее ребенком прачечную родного дома.

Женщину с ребенком запирали там и они не могли покидать помещение. Сестра дедушки не решалась вырываться. Это сделала только ее дочь, когда ей было 17 лет.

Клиентка своими тяжелыми ногами и смиренным выражением лица отражает судьбу не уважаемой в семье двоюродной бабушки. Симптом тяжелых ног проявляется в ней даже без ее на то сознательного желания. Коллективная совесть семейной системы не допускает, чтобы двоюродную бабушку не уважали или исключили из системы. Таким образом, коллективная совесть выбирает лицо, которое отражает судьбу двоюродной бабушки и через это бабушка восстанавливается в семейной системе.

Клиентка чувствует себя изолированной от общества, недостаточно замеченной, непризнанной. Она часто чувствует себя одинокой, как аутсайдер.

Паралич в ногах

У женщины, которая занимается целительством, постоянно возникают симптомы паралича обоих ног, так что она может передвигаться на небольшое расстояние и иногда она не может покинуть пределы дома. В семейной расстановке по Хеллингеру связь с ее симптомами не стала заметной, поэтому мы сделали некоторое время спустя расстановку симптома, в которой дали место заместителю «паралича ног».

Заместитель симптома проявил сильную реакцию, когда в расстановку был введен дедушка клиентки. Во время беседы клиентка рассказала, что ее дедушка во время войны должен было работать на оружейном заводе. Вероятно, это была большая эмоциональная нагрузка для него. Дедушка давно умер, поэтому никто не мог рассказать об этом больше.

Если у него были параличи в ногах, у него была бы уважительная причина для того, чтобы не идти делать оружие. Клиентка была очень тронута. Она почувствовала себя глубоко связанной с судьбой дедушки.

В течение первых дней после расстановки симптома ее состояние ухудшилось так сильно, что она едва ли могла идти. Так как она сама сделала уже много опытов с семейными расстановками, она сделала еще раз не6ольшую индивидуальную работу. В ней клиентка еще раз посмотрела на судьбу дедушки и склонилась перед ней в душе с глубоким уважением. Это привело к немедленному улучшению силы в ее ногах.

Коллективная совесть действует до тех пор, пока все, которые принадлежат к системе, уважаемы, признаны и включены в поле зрения. После расстановки потомки освобождаются от того, чтобы быть захваченными тяжелыми судьбами предков, часто они чувствуют улучшения в состоянии здоровья, бОльшую жизненную силу и будут кое-чем более счастливы и свободны для своей собственной жизни.

. Все же имеются также примеры, где тот, кто пришел в систему позже всех ,принимает участие в любви к предкам через симптом и не хочет от этого отказываться. Это может быть так, что он готов умереть так же, как и тот, кто пострадал раньше. Никто не может тогда его остановить и остается только уважать его решение

Деформирующий артрит

30-летняя женщина присутствует в группе расстановок Хеллингера. Она перенесла операцию на пальцах ног, которые деформировались. На руках этот процесс уже начинался, особенно в большом пальце.

Во время расстановки становится очевидным, что клиентка связана с судьбой ее тети, сестры матери. Тетя была альпинисткой и сорвалась со скалы при одном из восхождений. Она не смогла удержаться. Мать клиентки присутствовала при этом, она была вынуждена беспомощно смотреть на это и ничего не могла предпринять для спасения сестры.

Как можно объяснять развитие событий с системной точки зрения?

Мать не может принять судьбу своей сестры в полной мере и у нее нет сил вынести тяжесть утраты. Она никогда не говорит о сестре. То, что произошло, нельзя изменить. Но ее душа смотрит на мертвую сестру и ужасное развитие событий. Как следствие мать может считать неправильным жить в полной мере и не может дать своей дочери всю материнскую любовь. Какую попытку решения находит дочь неосознанно?

Она связывается в душе с сорвавшейся тетей, поддерживая через это связь с матерью. Она не принимает из любви к матери возможность полностью почувствовать горе утраты, и помогает матери своей симптоматикой смотреть на вытесненное чувство.

Ее заболевание показывает решение, оно – только попытка решения на уровне тела. Действительно вылечивающее решение в системе лежит на абсолютно другом уровне.

Косая осанка

Клиент, глава семьи, страдает нарушением осанки. У него вид, словно он хочет уклониться от удара. Если мужчина быстро двигается, верхняя часть туловища так наклоняется, что возникает опасение того, что он может упасть. В расстановке актуальной семьи оказывается, что дочь мужчины зла на отца.

Только на настойчивые вопросы, какая женщина могла бы быть так злой на него, мужчина называет подругу, с которой у него были отношения до нынешнего брака. Когда заместитель этой женщины был включен в расстановку, выяснилось – у нее есть большой упрек в сторону клиента. Он не считал это достаточно серьезным для нее и для себя.

Клиент не мог признать то, что он очень ранил чувства этой женщины. Он уклоняется от этого. В расстановке видно, что дочь берет на себя выражение чувств этой женщины по отношению к нему. Уклонение от того, чему нужно было дать место, оказывается в этом случае в косом положение головы и осанке мужчины. Это вызывает вопросы:

От какой реакции он уклоняется? Кто уклонился в его семье от кого или от чего?

От кого он получил пощечину? Какого другого лица это касается? Что он не выдержал?

Симптом всегда может указывать на что-то лично испытанное. Однако он может указывать на другое лицо в семейной системе – соблюдается ли здесь системный порядок?

Много слез

У пожилого мужчины склонность моментально плакать. Любая хоть сколько-нибудь эмоциональная ситуация вызывает слезы.

В семье этого мужчины имеется брат матери, который умер, когда ему было около тридцати лет. В семье об этом не говорится. Воспоминание о нем было бы, пожалуй, слишком болезненно. Утрата была не прожита полностью, дядя недостаточно оплакан. Про этого дядю мужчины в семье не упоминается. Воспоминание о нем было бы, пожалуй, слишком болезненным. Смерть не переносилась в семье, дядя недостаточно был оплакан. В расстановке не выплаканные слезы обозначены как «незаполненное место». Клиент пытается наполнять это место своими слезами.

Если наблюдают поведение мужчины феноменологическим взглядом, то задают вопрос: о ком должно плакать и скорбеть? Когда этот человек оплакивается, непроизвольные слезы прекращаются.

Депрессия

Женщина почти 50 лет страдает от длинных депрессивных эпизодов. Она угрожает самоубийством. Она задается вопросами: К чему я должена продолжать, собственно, еще? Какой смысл у всего этого есть? «Если бы не моя дочь“, – говорит она,- «я покончила бы с собой уже давно.“ Она не хотела иметь детей, однако все же забеременела и родила дочь.

Клиентка должна принимать антидепрессанты, иначе она не может подняться утром с кровати. Я спрашиваю ее – для кого она хотела бы умереть? Угрожающие самоубийством часто хотят искупить вину кого-то, кто “заслужил” смерть или последовать в своем суициде за кем-то, кто был убит, погиб или пострадал.

На вопросы о семейной системе клиентка отвечает, что после нее у ее матери был рожден еще мальчик. Ребенок жил, но мать не хотела его. Младший брат клиентки умер. Клиентка говорит о матери, что она угрожает своим детей словами, у матери есть большая ненависть к живущим детям. В таком случае весьма вероятно, что мать как-то причастна к смерти ребенка или, по меньшей мере, чувствует себя виновной.

Как клиентка показывает свою любовь к брату?

Она не может чувствовать себя самой собой, она ощущает себя пустой – как мертвец.

У нее очень глубокий голос, сильно похожий на голос мужчины.

Она хочет умереть. (Она словно втайне говорит ему: «Если ты не мог жить, я тоже умру»)

Из любви к матери она переняла и ее симптомы: часто сильные физические боли, прежде всего, в области живота . При этом мать должна была бы чувствовать душевную боль от поведения клиентки. Клиентка почти готова пойти в смерть, чтобы искупить действия матери в отношении умершего младшего брата.

Расстановки показывают нам, что преступники и преступницы могут только тогда найти покой, когда они сами лежат рядом с жертвой. Только тогда возможно в семейной системе возможно уравновешивание.

Тихий голос

Участница семинара, около тридцати лет, говорит настолько тихим голосом, что нужно предпринимать усилия, чтобы ее понять.

Это связано с ее судьбой. Мать женщины умерла, когда она была очень мала. Ее отец сочетался браком. После этого она больше не могла упоминать ее умершую мать. Отец запретил это. В семейной расстановке обнаружилось, что отец первую умершую жену, мать клиентки, очень любил и все еще любит. Клиентка смогла впервые увидеть своих родителей как любящих друг друга. В дальнейшем она может требовать у ее отца, чтобы он говорил с любовью о ее матери. Клиентка после расстановки говорит заметно громче.

“Злая” женщина

Немолодая супружеская пара вместе присутствовала на курсе расстановок Хеллингера. Все участники семинара ощущают, что женщина зла на мужа. Мужчина любезен и мил, его жена остается возбужденной и злой, демонстрирует группе неудовольствие и непримиримость.

В расстановке актуальной семьи (мужчина, женщина, дети, более ранние партнеры мужчины и женщины) нет указаний на то, что могло бы обосновывать “зло” женщины.

Когда мы расставили систему происхождения женщины, обнаружилось, что бабушка жены, мать ее отца, имела причину злиться на своего мужа, дедушку женщины.

Дедушка должен был идти на войну в Польшу. Бабушка оставалась с тремя детьми. После войны дедушка не вернулся в Германию, а сообщил своей жене, что познакомился с другой женщиной с в Польше и он хочет создать с ней семью.

У бабушки никогда не было возможности для ответа, у нее также не было никакой возможности и времени выразить свою боль и ярость. Она была вынуждена после войны выращивать одна троих детей. Внучка приняла боль бабушки и сместила злость в сторону своего мужа. Здесь имеет место двойное смещение. Внучка переняла ярость бабушки и перенесла ее на другой объект (ярость не адресовывается дедушке, а направлена на невиновного супруга). Здесь еще интересно добавить, что супруг от ярости женщины совсем не чувствовал себя плохо от злости своей жены, он выносил ее более или менее равнодушно. Это делало его жену еще яростнее.

Мужчина, у которого есть (почти) всегда три возлюбленных

Молодой человек 35 лет пришел в группу семейных расстановок, поскольку он всегда стоит перед выбором между несколькими женщинами. Он не может решить, кому из них отдать предпочтение. Как правило, у мужчины есть подруга, с которой у него стабильные длительные отношения и как минимум еще одна возлюбленная (в большинстве случаев – две). Подруга ничего не знает о двух других женщинах.

В беседе с клиентом становится отчетливым, что он пользуется ситуацией. В его глазах видно удовлетворение этой ситуацией, он доволен, что может играть со всеми тремя, что может ими управлять. Я высказываю мое впечатление. С одной стороны, он соглашается, однако, желает себе, с другой стороны, более спокойную жизнь с партнером.

Я спрашиваю его: Для кого это было хорошо – не решаться? Кто должен был решиться и не делал это?

После короткого размышления он рассказывает, что он, будучи 5-летним мальчиком, при разводе его родителей должен был решать, с кем он останется: с матерью, с отцом или с бабушкой. Он решил, что останется с бабушкой. Таким образом, он отказывался от родителей, снимал с них необходимость принять решение.. Он не смог решить с кем из родителей останется, так как был слишком мал. Если бы родители взяли на себя ответственность принимать решение, то они же и должны были нести последствие его. Например, разочарование, боль и ярость. В глубокой лояльности с родителями и из любви к ним он инсценирует это развитие событий снова и снова. Он стоит между тремя людьми, которых он любит, он должен кому-то отдать предпочтение. Клиент снова не может сделать выбор и через это поддерживает связь с родителями, которые тоже не смогли принять решение. Одновременно он может выражать боль ребенка, ведь все три женщины “наказывают” его.

Страх стать гомосексуалистом

Молодой человек, двадцати трех лет, пришел на консультацию, так как он чувствует в себе большое противоречие. С одной стороны, он любит свою подругу и хотел бы создать обычную семью. С другой стороны, он чувствует влечение к мужчинам. Поэтому он стыдится. Внутренний конфликт разрывает его.

Его снова и снова охватывают сексуальные фантазии, которые относятся к молодым мужчинам. По отношению к подруге он ощущает нечистую совесть, так как у него есть чувство, они нежелательно обманывать и обманываться. Он не может быть полностью свободным для нее, хотя любит ее от всего сердца.

Он ничего не желает себе более страстно, чем стать свободным от своих фантазий.

Кроме того, молодой человек страдает колитом (воспалением толстой кишки), что ведет к потере крови и постоянной слабости. У него нарушение пищеварения. С давних пор он регулярно должен принимать кортизон.

Здесь напрашиваются следующие вопросы:

Кого действительно разрывает этот конфликт? Кто был “разорван” в семье таким образом? Кто в семье (какой мужчина) имел влечение к любви с мужчинами?

В расстановке симптома (семейной расстановке с симптомом) заместитель симптома идет сразу к дедушке с материнской стороны, становится рядом с ним, оба тесно обнимаются и смотрят заботливо в глаза друг другу. Заместительница матери стонет от стыда почти на полу. Клиент знает из семейной хроники только, что дедушка был долго пленным в русском лагере. О том, что там произошло, он не знает ничего. Дедушка никогда не говорил об этом.

Как жили мужчины в плену? Как выглядели их будни?
Как они могли выжить, если постоянно находились под угрозой голода и расстрела?
Как тяжело они должны были работать?
Что они делали с ее тоской по своим семьям?
Как они спасали жизнь себе – в том числе и эмоционально?
Как они воодушевляли себя взаимно, утешали, поддержали?
Как они находили друг друга как любящие и нуждающиеся в любви существа?
Сколько мужчин (прожившие любовные связи с мужчинами) остались гетеросексуальными?
У сколько мужчин, вероятно, как раз вследствие гомосексуальных отношений сила к выживанию, к существованию была найдена?
Как у мужчин тех времен такое поведение соотносилось с их католическим, протестантским воспитанием или со строгой христианской моралью? В какие конфликты совести они оказывались вовлечены?

Клиент почувствовал глубокую любовь к деду в расстановке. Он с глубоким поклоном выразил сочувствие к судьбе деда и оставил симптом ему. Тогда заместительница матери смогла подняться и перестала испытывать стыд.

Сегодня, через несколько лет после расстановки, молодой человек физически свободен от симптома воспаления толстой кишки.

Его „внутренние картины“, связанные с гомосексуальными фантазиями, практически не возникают. Они не прошли совсем, но клиент говорит: «С тем, как это сейчас, я могу хорошо жить».

Стремление действовать как проститутка

Девушка 33 лет счастлива в браке. Однако она иногда ощущает желание найти на улице какого-нибудь мужчину и иметь с ним секс за деньги. Это желание очень велико и пугает клиентку.

Когда я спрашиваю ее, был ли кто-то в семье, кто занимался проституцией, она отрицает это, высмеивая меня. Но я доверяю тому, что воспринимаю и прошу ее узнать у живущих родственников – имеется ли проститутка, которую не принимали во внимание, которая нуждалась в достойном месте в семье. Возможно, какая-то женщина была обругана напрасно проституткой и ее исключили из семейной системы. Клиентка узнала, что отец ее матери имел связь с женщиной, которая считалась проституткой.

Напрашивается предположение, что подруга дедушки была напрасно обвинена. Даже если она действительно была проституткой, она не может быть исключена из системы, так как дедушка любил ее, и связь между ними существовала.

Если эта связь отрицается, поздняя рожденная вынуждена воспроизводить своим поведением исключенную женщину до тех пор, пока ее признают.

Кто-то не платит полную цену

Участница переводит плату на семинар по

расстановкам Хеллингера за 14 дней до начала семинара – так это принято.

Но она не приняла к сведению правильную цену. Она платит чуть больше половины стоимости. Мне пришлось позвонить ей и обращать внимание на ее ошибку.

В расстановке ее системы оказывается, что она чувствует вину перед прежним партнером.

Клиентка не хочет допускать возможность этого, долго защищается от решения, хотя заместители очень отчетливо дают указания на это. Только постепенно она может воспринять, что она значила для своего партнера, как сложно ему было принять их разрыв и насколько она была несправедлива к нему.

Признание их отношений и того, что она очень ранила его, оказалось для нее существенным на этом семинаре. Это был долг ее бывшему возлюбленному.

Исключительное имя

На семинар по расстановкам регистрируется женщина с необычным именем. Я не могу запомнить ее имя, оно словно не хочет произноситься моими губами.

Я спрашиваю себя – на чьей службе я стою, если я не могу произнести ее имя?

В интервью она объясняет мне, что родители назвали ее другим именем, но она взяла себе другое. Ее родители был недобры к ней, поэтому она переименовала себя.

В семейной расстановке выяснилось, что для этой клиентки существенно согласиться с тем, что у нее такие родители, какие есть. Очевидно, я сама включилась на службу ее семейной системе перед расстановкой. Возможно, уже в начале семинара в моей душе я была связана с родителями клиентки, чтобы мочь вести ее туда, где она хотела оказаться неосознанно – к ее родителям.

Кто соглашается таким образом со своими родителями и со своим происхождением, может поворачиваться и идти в собственную жизнь – с силой предков за спиной.

перейдя в раздел СЕМИНАРЫ нашего сайта Вы можете посмотреть расписание ближайших семинаров по Семейным расстановкам

Материал с сайта: www.psycholog-help.ru

Автор статьи

Юрий Киселёв: Практикующий преподаватель йоги и дыхательных психотехник. Мастер восточных массажей и телесно-ориентированной терапии.